vesti33ru (vesti33ru) wrote,
vesti33ru
vesti33ru

Category:

судебный беспредел

ЗАПИСКИ ИЗ ЖЁЛТОГО ДОМА

Июньским утром в окна жёлтого дома на московском Арбате лёгким зефиром веяла музыка. Но те, кто скрывался за его стенами, были глухи к прекрасному, доброму, вечному и – самое прискорбное – они оставались безучастными к голосу правды. 8 июня 2012 года их задушенная совесть издавала тихий предсмертный хрип. Несмываемым позорным пятном растеклась она по чёрным мантиям неправых судей и прокурорскому мундиру.

Как уже сообщали ВЕСТИ33.RU, 8 июня в Московском окружном военном суде на Арбате остались без удовлетворения кассационные жалобы защиты лейтенанта ФСБ Дмитрия Максимова на несправедливый приговор Владимирского гарнизонного военного суда от 12 апреля т. г.


СУДЬИ

Дело слушала судейская коллегия в составе судей Виктора Елфимова, Вадима Неустроева и – внимание! – Игоря Бельдзейко.

Игорь Николаевич – давний знакомец экс-председателя Наро-Фоминского горсуда Сергея Юрьевича Деменьшина, отца Ильи Сергеевича Деменьшина, следователя Владимирского гарнизона, приведшего лейтенанта Максимова на скамью подсудимых. 29 апреля 2011 года Бельдзейко вынес постановление о переквалификации обвинения на более «мягкий» состав преступления (подробнее здесь), тем самым лишив Дмитрия права на рассмотрение его дела беспристрастным судом присяжных. Обвинение решило не рисковать, ведь в первом процессе 12 присяжных полностью и единогласно оправдали парня.

Накануне кассации выяснилось, что докладчиком в судебной коллегии выступает тот же Игорь Бельдзейко. Сразу стало понятно: исход рассмотрения жалобы предрешён. Ходатайство адвокатов Максимова об отводе Бельдзейко суд отклонил на том основании, что тот непосредственно не принимал решения о виновности или невиновности лейтенанта, а рассматривал ходатайство прокурора о переквалификации обвинения и возобновлении слушаний по делу Максимова.

Ни в ходе, ни после монотонно прошёптанного судьёй Бельдзейко доклада его коллеги не обозначили никакого интереса к обстоятельствам дела, да что там, один из них буквально засыпал! Адвокат произнёс убедительную речь в защиту Максимова, изобличающую незаконность приговора, но и она не вывела юстителей из анабиоза. Было понятно, что судьи Неустроев и Елфимов до слушания не углублялись в подробности дела, однако представленная защитой информация об отсутствии в деле хотя бы одного бесспорного факта, подтверждающего виновность Дмитрия Максимова, несомненно, позволяла им вникнуть в суть непосредственно в ходе заседания. Вопиющие несоответствия и пробелы в материалах обвинения давали повод для нового расследования. Собственно говоря, его и добивается защита Дмитрия.

Из троих судей кассационной коллегии единственный, кто задал вопрос адвокату Максимова по завершении его выступления, был всё тот же Бельдзейко: «Каковы подтверждения того, что шарф, приобщённый к делу как вещдок, не принадлежал Максимову?» И это после только что прозвучавших аргументированных опровержений приговора по десяткам оснований! Кстати, одного эпизода с шарфом было достаточно для того, чтобы вернуть дело на новое расследование. Изъятый с места преступления, шарф оказался не принадлежащим ни одному из установленных приговором суда лиц. Это означает, что возле злополучной АЗС 1 февраля 2008 г. были и другие, неустановленные лица, которые могли быть причастны к убийству.

ПРОКУРОР

В судебном заседании участвовал прокурор Юрий Розенков. Грузный флегматичный мужчина слушал речь защитника, образно говоря, не приходя в сознание. Расслабленность, в которой он пребывал, исключала любой интерес к происходящему в зале суда. Я ожидала от него что-то вроде «Мне нечего добавить и пояснить» – примерно так говорили после прений его коллеги из Владимирского гарнизона, но его речь была ещё более шедевральной по содержанию и по форме! Этот короткий спич, который он произнёс, уткнувшись носом в стол, можно считать манифестом военных обвинителей в деле Максимова. Вот полная расшифровка диктофонной записи:

«Выслушав доводы защиты, считаю, что кассационные жалобы защитников осуждённого Максимова являются несостоятельными и удовлетворению не подлежат. Не буду вдаваться в подробности, здесь защитник достаточно подробно осветил, но при постановлении судом приговора 12 апреля 2012 в судебном заседании длительным подробнейшим образом были исследованы доводы защиты и доводы обвинения. При этом все описываемые защитой обстоятельства были надлежащим образом оценены и получили своё разрешение. Кроме того, подробные возражения на данные кассационные жалобы были привнесены потерпевшими и государственными обвинителями. Поддерживаю в полном объёме. Кроме того, здесь дважды обоими защитниками упомянулось, что приговор от 12 апреля 2012 года был постановлён судьёй Максименко единолично, считаю не соответствующим действующему законодательству. УПК прямо указывает, что приговор постановляется от имени Российской Федерации, а при оглашении его, уважаемая защита, закон не говорит об обязательном оглашении его. В письменном виде приговор постановлён именем Российской Федерации. И второй момент, там же дважды упоминавшийся, то, что обвиняемый, ныне осуждённый Максименко (!)… Максимов подвергался исследованию полиграфом, о чём в приговоре не дана оценка, если уважаемые защитники на высоте своего опыта знают, что исследование на полиграфе не является доказательствами по уголовному делу и не относится, согласно уголовно-процессуальному закону к видам доказательств. А утверждения второго защитника о том, что сами работники ФСБ осуществляли это исследование, никоим образом не относится к уголовно-процессуальному закону, эти отношения регулируются законом «О федеральной службе в РФ» – то, что они проводят внутренние свои расследования либо разбирательства служебные. У меня всё, ваша честь. На основании этого прошу кассационные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор Владимирского гарнизонного военного суда от 12 апреля 2012 года в отношении Максимова Дмитрия Сергеевича оставить без изменений».

Отреагировав лишь на самые незначительные из предъявленных защитой претензий, прокурор Розенков, как и его владимирские коллеги и комментаторы на нашем сайте (вроде Сотрудника), решил «не вдаваться в подробности» – то есть не давать конкретных оценок конкретным фактам, говорящим о необъективности следствия и несправедливости суда. Странным образом ссылаясь в обвинении на подробные доводы защиты (!) и «посадив» судью Максименко, Юрий Викторович чуть было не сорвал аплодисменты присутствующих – сдержало уважение к Фемиде.

Убивал военный прокурор не только время, но и нас всех, свидетелей этого фарса. О какой заявленной законом состязательности сторон может идти речь, если обвинителю лень озвучить на суде свои возражения на кассацию защиты?! Как при таком поведении прокурора судьи, которые зачастую с материалами дела знакомятся только на самом заседании, могут вынести мотивированное, справедливое решение? По идее, если защитник привёл веские аргументы в пользу невиновности осуждённого, а обвинитель не назвал в противовес ни одного, осуждённый должен быть оправдан. Однако несправедливый приговор Дмитрию Максимову оставлен в силе. Жёлтый дом!

ДЕМЕНЬШИН ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Направляясь в зал судебного заседания 8 июня, ваша покорная слуга встретилась в коридоре с довольным упитанным джентльменом в голубой рубашке. Как выяснилось, это Илья Сергеевич Деменьшин. Представиться он не спешил, каждый раз, заметив адвокатов или нас с Викторией Боровых (общественный защитник Дмитрия, председатель владимирского регионального отделения Социал-демократического союза женщин), неоднократно пытался скрыться, чтобы не попасть в объектив фотокамеры. Пару снимков его, курящего во дворике суда, сделать всё же удалось.

После вмешательства пристава не получилось зафиксировать на камеру и ещё более интересный факт: мать Дмитрия Максимова и его второй защитник Рано Ткелашвили застали за приватной беседой в отдельном кабинете Илью Деменьшина, его мать (она адвокат из Наро-Фоминска) и прокурора Юрия Розенкова.

Не буду давать этому оценку, как, впрочем, и самому появлению следователя в здании суда во время рассмотрения кассации по его делу 4-летней давности, да ещё при описанных здесь обстоятельствах. Выводы делайте сами. Но спрошу каждого из вас, друзья: неужели для того, чтобы сохранить пост судьи, нужно полностью изжить в себе остатки совести?

Я всё ещё надеюсь на справедливость в надзорной инстанции и в Европейском суде по правам человека. Дело Димы Максимова стало для меня и для многих тысяч владимирцев символом борьбы за справедливость. Если Россия жива, если власть слышит свой народ, то этот произвол прекратится: Дима будет оправдан, любящие мама, супруга, маленький сын дождутся его, а те, кто осознанно грешил против правды, совести и закона, понесут справедливое наказание.

Ольга ПЕТРОВА.



Tags: Московский окружной военный суд, беспредел, военная коллегия, лейтенант Максимов, неправосудие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments